?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Последние пять лет я спасала мир. Хех, не будем обсуждать, насколько хорошо у меня это получалось. В иллюзиях я не пребываю. Скорее я про вектор. Нам казалось, что мы делаем очень большое и важное дело и ни в коем случае нельзя отвлекаться. Мы с малышкой Зы сидели на кухне кажется десятой линии васильевского острова и принимали первые заявки на #sekta - дистанс, а по вечерам по очереди, а скорее даже вместе, вели тренировки в Мэдстайле на Невском 32-34, проверяли дневники, придумывали новые задания и лекции. Так все началось. Потом вселенная дала такой ответ, что меня закачало - появились деньги, появились проблемы, появились амбиции и желание развивать все это дело, допиливать, доводить до совершенства. А до совершенства на тот момент было далеко.

Я говно. Но у меня есть вектор. Знаете, это такое бесконечное стремление к лучшему с вечным осознанием того, какое я говно. Я говно человек. Поэтому я пишу шаги. Я плохой руководитель, поэтому я всегда искала тех помощников, которые будут хорошими руководителями вместо меня. Я плохая мать, плохая жена, плохой друг. Моя #sekta была ужасным непрофессиональным клубком панковских эклектичных идей с формулировками типа «проеб» и с метафорами уровня «раздражать вкусовые рецепторы - это как слишком часто дрочить». Я необразованное уральское быдло, поэтому я вечно продираюсь через тьму своего невежества, пытаясь окружить себя умными людьми и слушая их. Я говно с тупыми шутками, иногда с тупыми и жестокими шутками. И может быть единственное справедливое во всей этой истории, это то, что все это время я очень-очень-очень хотела стать лучше.

Чуть ли не на вторую неделю работы моего «бизнеса» мне стало достаточно всего. Во всяком случае было чем платить за квартиру. Я никогда не старалась быть лучше, чтобы «лучше» конвертировалось в бабло. Это было для чего-то еще. Сказать для людей? Возможно для людей. Но я боюсь быть лицемерной, наврать вам, поэтому не буду говорить «для людей», потому что желание стать лучше похоже на зуд. Оно похоже на раздражающий тебя звук, оно похоже на соседа, который делает ремонт в квартире снизу. Оно похоже на долг по кредиту. Оно похоже на все, что не дает тебе спокойно спать. При этом конечно все измерялось относительно довольства людей, которые занимались у нас. И так как цель была, чтобы они ушли с результатом и счастливые, в итоге получалось, что мое «стать лучше» имело прямое влияние на людей.

Я старалась бесконечно все улучшить и устранить все косяки (и тут важно написать, что я не одна старалась, и все хорошее было сделано не моими руками, а руками других людей, потому что сама я вообще мало что могу сделать, помните, что в любым навыком я владею крайне посредственно, и таланта у меня нет ни к чему, кроме, пожалуй, выражения своих мыслей в письменной форме), а устранение косяков влияло на качество продукта и общий результат. Стремление все улучшить привлекало в команду самых охуительных людей, потому что они видели, как все рубятся не за бабло и показатели, а за совершенство и за то, чтобы у наших учеников получалось.

Команда мне многое прощала и прощает. Им есть, что прощать, потому что я далеко не Джобс, не Дуров, не один из этих блестящих талантливых руководителей, о которых пишут книги. Но я действительно хочу, чтобы все хорошо работало, чтобы все было идеально и правильно. Не знаю, что во мне такого хорошего, что все они рядом со мной. Возможно просто другие руководители еще хуже. Другого объяснения у меня нет.

Так вот, последние пять лет я занималась этим. А до этого я жила творчеством. Это был совсем другой период, и тут о нем очень много можно найти. Все началось с творчества, и с моих друзей. Да, мы мало кому были нужны, просто обычная маленькая компания из города в центре России, даже не столичные ребята. Без амбиций, не мечтая о больших победах - просто хотелось как-то так прожить свою маленькую жизнь, чтобы было что вспомнить.

Мы жили каждый день на максимум, на всю катушку. Мы дружили, мы любили, и вот как-то много было всего этого, и мир мы совсем не спасали. Жили для себя и так и планировали. Из всего этого получались тексты, получались песни, и я чувствовала себя на своем месте - типа такая у меня миссия. Переживала ли? Конечно. Что голос у меня слабый и слуха нет нихрена, что песни я пишу примитивные и на одни и те же аккорды, что не получается сделать нормально ничего - ни записаться, ни выступать. И выглядела я при этом так себе. Любой комментарий на ютубе к нашим трекам выглядел так: «Страшная как пиздец и петь не умеет». Я соглашалась, но при этом жизнь продолжала жить меня, друзья были рядом, мы угорали и любили, и песни рождались сами собой, и концерты и дорога круглый год, и мы танцевали, и путешествовали, и все-все-все делили поровну. Залезали в долги, вылезали из долгов, покупали себе билеты в Гоа на последние деньги, делали первые тренировки в съемных туровых квартирах. Так все было.

А потом все это произошло, и в жизни появился новый смысл - меня просто переключило на него. Вот это ощущение, что ты спасаешь мир - оно очень вкусное. Типа до этого я прожигал жизнь и делал какое-то непонятное творчество, а вот сейчас-то я наконец нормально живу. Наверное, любой другой человек на моем месте открестился бы от прошлого, но вот не стала. Мой папа считает, что главное мое положительное качество - это умение доводить все до конца. Да, я скорее тащу все это по земле, но не бросаю.

Уже потом, в процессе «спасания мира» я открыла циклы мотивации. У меня они достаточно долгие и однонаправленные. Если я работаю - я работаю. Если я в творчестве - я в творчестве. Но и когда я занималась одной только группой - у меня были периоды застоя, когда я пинала себя и пыталась что-то выдавить, и ничего у меня не получалось. Тут я просто поставила себе задачу: пусть что-то не получается, но ведь вроде и не становится хуже, поэтому я буду просто поддерживать жизненные показатели этой жизненной сферы в норме. Как человека в коме держат на ИВЛ. Так и я держу что-то в своей жизни, на что у меня совсем нет сил. Типа, если что-то не дышит само - еще не время это убивать. Возможно, еще задышит.

С группой у меня не было сомнений - наоборот, я была уверенна что в свободе моим песням будет лучше. Когда некуда торопиться и не надо мерить свой успех успехом своего творчества. Вообще нахуй успех. Я хочу, чтобы каждый знал и чтобы я не забывала: успех - это не равно счастью, для меня во всяком случае. Счастье - это знать волю Бога о том, что он для тебя приготовил. Счастье - это принимать и успех, и неуспех одинаково. Вот настоящая свобода, которой я себе всегда хотела. Хотеть одного успеха - это крайне уязвимая позиция.

И вот на самом деле много надо написать - и это всего лишь подводящая часть. Подводящая часть к тому, что началось потом. Но сначала надо еще дать вводных данных, чтобы картина была полной. Не только про работу, не только про близость, не только про детей и желание стать лучше. Кстати, про детей. Смогу ли я стать хорошей матерью? Я не знаю, только если словосочетание «хорошая мать» изменит свое значение в социуме. Я так мало им даю, на самом деле.. Очень мало. Но у них есть жизнь, целая жизнь впереди. Мало ли это? Я не знаю. Моя мама была со мной всего четыре года, но вся жизнь во мне - это гораздо больше… Могла ли она оставить мне более ценный подарок после себя?

Четвертый шаг. Личная инвентаризация дефектов характера - это письменная работа по 12 шагам NA, она была спутником всех этих лет. Я разбирала себя по кирпичикам, я разбирала, какое я говно, и училась с этим работать: видеть это, принимать, стараться поступать по новому. Много ли мне удалось изменить в себе? Хуй да маленько. Но польза колоссальная. Я знаю себя. Я действительно знаю себя.

И вот, спустя пять лет я подошла к пятому шагу. Мы признали перед Богом, собой и другим человеком истинную природу наших заблуждений.

Говорить правду про себя только сначала страшно. Потом ты входишь во вкус. Признавать свои заблуждения страшнее всего перед собой - это похоже на то, как тебя обдает жаром стыда, но потом ты говоришь себе: «Ну да, пиздец». И начинаешь что-то с этим делать. Или просто слезаешь с лошади, которая уже сдохла. Оказывается, это все во мне всегда было - эти шаги. Естественным образом я все это делала, но не в таких объемах, конечно. Например жж - это всегда для меня было способом сказать про себя неприятную правду, чтобы очиститься. Нет ничего отвратительнее, чем казаться лучше, чем ты есть на самом деле. Обязательно нужно дать миру посмотреть на тебя такого, какой ты есть. Только так можно найти что-то для себя настоящего, а не подобрать декорации под маску.

Пятый шаг открыл портал в новое измерение, где я совершенно ясно увидела эту картину: я говно, поэтому я старалась всегда во всем стать лучше, приносить пользу и спасать мир так, как у меня это получается. Но вот что касается секты - мы все настолько улучшили и команда настолько самодостаточна и профессиональна, что мои силы и ресурсы могут сделать для компании хуй да маленько. Лучшее, что я могу сделать - это не мешать и добавлять немного панк рока во все происходящее. Но важнее - это конечно не мешать.

Так куда же деть всю освободившуюся энергию? - подумала я, когда жар стыда и ощущение собственной бесполезности отхлынуло. - Подожди, - сказал внутренний голос, - это еще не пиздец, пиздец будет чуть дальше.

Чуть раньше со мной случилась Алиса. Где-то на переходном периоде пришли эти песни - такие конкретные, но как будто о событиях, которые только должны произойти. Как это работает? Что это вообще такое? Не знаю.

Может мне просто должно было исполниться 30, и вдруг исполнилось. 9% заряда на ноутбуке, поэтому на сегодня я закончу. Но это если честно даже еще не начало.


Tags:

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
alice_malahova
Feb. 28th, 2018 11:44 pm (UTC)
Очень хочется прочесть продолжение. И спасибо, что вы есть. И за секту, и за музыку, и больше всего за вот эту вот искренность.
first_universe
Mar. 17th, 2018 08:53 am (UTC)
Спасибо Тебе. Знала бы Ты насколько ценно то, что пишешь...


( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner