olymarkes (olymarkes) wrote,
olymarkes
olymarkes

Category:

Scar Tissue автореферат

Меня тут попросили написать даже не о срывах, а скорее о возвращении к трезвости. О том, как я останавливалась. Тема интересная, в голове сразу куча картинок. И я вспоминаю. Зависимость - как механизм - до сих пор со мной, не важно, как давно я не употребляю. Когда я остаюсь одна и не могу отложить телефон, читая Двач до 2х часов ночи. Когда я одна - я как будто остаюсь дома без родителей. Когда нет жесткого контроля извне - я как будто разрешаю себе все. Но разве при людях я запрещаю? Разве люди являются гарантом моего правильного поведения? Ну нет же (это я успокаиваю себя). Если бы я чаще была одна - это бы устаканилось. Я бы компенсировала себе все, а потом бы вернулась на привычные рельсы. Но одиночество - это недоступная.. не буду говорить, что роскошь. Опция. Недоступная в длительной продолжительности опция.

Когда-то анонимные наркоманы сказали мне: может быть торчать ты еще будешь, но удовольствие мы тебе точно попортим. Не сказать, что я получала удовольствие от наркотиков до этого. Во всем этом было очень много истерики - я хочу, хочу так сильно, как ничего на свете не хотела. Даже не так: мне надо. Мне просто надо. Есть? Дайте. Есть сильнее? Дайте. Есть больше? Дайте. Точно так же анонимные наркоманы попортили мне удовольствие от многих других вещей в трезвости- например, от втыкания в телефон или от покупок. Даже если я продолжаю делать что-то подобное - я осознаю, когда мной руководит зависимое поведение. Я не употребляю 6 лет и 7 месяцев, но при этом я каждый день ловлю себя на зависимом поведении. Думаю, именно это помогает мне оставаться в потоке - продолжать писать шаги и не пробовать изменять сознание в надежде, что сейчас это приведет меня куда-то в место поприятнее, чем то, где я была 10 лет назад.

Для начала я нарисую вам хронологию своей зависимости, я же никогда этого не делала раньше в своих лонгридах, только в тетрадке из реб.центра, которую никто из вас не читал. Все равно придется делать это в мемуарах) Так что подарю вам эксклюзивчик.

Итак. 12 лет - я начинаю курить сигареты, пробую травку. Мне некомфортно, кажется что я предаю что-то в себе, что-то важное. У меня есть подаренный мне пакет травки - я не пользуюсь им, предлагаю его папиной подруге, которая курит. Она рассказывает папе, он достаточно жестко реагирует, отвозит меня в общественный центр для наркоманов, пол года я на домашнем аресте, ко мне относятся как к наркоманке, мне показывают фильмы про подвалы дыбенко, я вообще не понимаю - за что так со мной. У меня же была своя голова… Была. Когда к тебе относятся, как к наркоману - ты уже в принципе привыкаешь к этому состоянию. Я привыкла. Думаю, когда детям говорят, что Элджей и его музыка может сделать их наркоманами - это работает примерно так же. Моя зависимость была заложена во мне, но всегда есть тот триггер, который запускает этот механизм.

   

(на фото уже 9-10 классы, с 7ого класса я курила. К началу универа выкуривала по две пачки в день)

В то время у меня пропало желание не-торчать. Я была готова пробовать, я стала открыта для этого мира и людей в нем. Я читала сайт drugusers о внутривенном употреблении , я пыталась понять суть зависимости и зависимых. Мне было 13-14 лет. В то время я встала на сторону идеологии «I dont want to choose life. I choose something else». Мне не нравился лживый мир взрослых - они сами не могли быть примерами трезвости или чистоты, они не были эмпатичными, они не старались понять нас и выслушать. Я хотела связать свою жизнь с социальной журналистикой и программами типа «Снижение вреда» - кстати, почти за 20 последующих лет я успела побыть и клиентом подобных центров, и их амбассадором.

Лет в 16-17 я нашла Ital-идеологию в растафарианстве. Чистота и естественность. Вегетерианство, травка, никакой химии. На тот момент я уже попробовала ряд наркотиков - несколько клубных сетов - я поняла, что танцевать под наркотиками - это не мое. Но лежать с закрытыми глазами - это, пожалуй, да. Мое употребление химии до 16 лет было эпизодичным, раз 10, максимум - 1-2 дня подряд. Не было денег, не было компании, в которой были тяжелые наркотики. Но по поводу легких - все это было, и это было лучше, чем алкоголь.

Алкоголь иногда все таки появлялся в нашей жизни - но в качестве редкого веселья. Был долгий период отказа от алко, но ни начала ни конца я не могу вспомнить. Скорее всего весь первый курс университета. Тогда мы начали есть грибы, у меня серьезно повернулась сознание. В тот момент я заплела дреды и взяла достаточно строгую аскезу. Рассталась с парнем, с которым встречалась с 9ого класса, много времени проводила в церкви. Мне хотелось очистится, казалось, что я неправильно живу и все вокруг тоже совершают ошибки. Я чувствовала: мы все должны быть чистыми и невинными, как дети. А мы были далеко от этого.




(2004-2005)

Когда я нашла идеологию чистоты в I-tal и православие, я была уверена, что это навсегда. Прошло года 3, мы выпустили альбом, попали в реггей среду, я нашла свое место и ощущение правильности всего, что я делаю. Между мной и химией лежала, как мне казалось, целая вечность. Я осуждала тяжелых наркоманов, считая это слабостью и тупостью. Я успела даже осознать зависимость от гашиша - оказавшись без вещества тгк на неделю, я чуть не сошла с ума. Конечно, это не героиновая ломка - это другое, но психологически очень неприятно. Зато после этого перерыва, я перестала нуждаться в тгк каждый день, и начала относиться к этому спокойнее. В то время, мне кажется, я была ближе всего к психологии независимых людей. Могла бухать с друзьями по выходным, когда мы идем в клуб, а в будни ходить в офис, курить время от времени. Меня это не беспокоило. Тогда я начала кататься на велике, знакомиться со своим запущенным здоровьем и телом, экспериментировать с питанием.



(2006-2007 первые шаги в здоровом образе жизни. Я наконец-то начала выглядеть лучше, бросила курить!)

Потом что-то пошло не так. Я встретила любовь, my siberian ragga, мне казалось, что это - ваааааааааа бесподобное нечто, и теперь все будет иначе. Я как будто поменяла свою внутреннюю химию, перестала чувствовать себя тем человеком, который жил и устоялся до этого. И когда мы оказались в Питере -  мне захотелось употребить что-то сильное. Мне казалось, что мы несокрушимы, что ничего не сможет нас разлучить или сломать. Отличное решение на этой волне убиться дешевыми влажными питерскими спидами. И когда я это сделала - это убило всё. И нового воздушного человека во мне, и химию, и любовь. Первое употребление после долгого перерыва выжгло меня изнутри, всю мою идеологию и ощущение правильности, и вообще все. Кстати, где-то в этот период я завела жж, может на несколько месяцев позже. И еще песня «Ищу Тебя» о том моменте. Любовь была у меня, но я потеряла ее в себе.

Кто после этого начал употреблять - я не знаю. Какая-то пустая оболочка без смысла и идеологии.

21-22 года - это время моего самого активного употребления без контроля и понимания, что со мной происходит. Мне было надо. Мне хотелось. Я искала возможности и способы. Мне конечно хотелось при этом контролировать употребление и не терять свою жизнь. И у меня были способы. Например - не торчать в Екатеринбурге. Я продержалась в этой концепции месяцев 7-8, меня откачивали в турах, в итоге я практически переехала в Ижевск.



сентрябрь 2008, i am so bad

Были моменты, когда я пыталась перестать сама. Я не торчала на героине, но стимуляторы тоже подсаживают тебя на систему, хоть и не такую жесткую. Я пробовала так: например - разогнать дозу до такого, чтобы было уже невозможно употреблять (плохой способ). Отказаться от стимуляторов и употреблять только несинтетические наркотики - лсд, грибы, мескалин. В конце уже не было денег на экзотику, мы со Щекалевым съели семена гавайской розы (я совершила эту ошибку второй раз в жизни). Отравление было таким сильным, что почти сутки я падала в обмороки и испытывала боль во всем теле. Было так плохо, что после этого любое состояние было хорошим. Т.е. Меня больше не кумарило.

Мы уехали автостопом на юг, перед этим я познакомилась с Никой Суринович, которая сказала: хехе, у тебя проблемы. Осознаешь - приходи. И я, с трезвостью в неделю или две, усмехалась в ответ: я могу сама. Вот увидишь. Через месяца полтора трезвости я осталась одна и выпила глинтвейн. А что такого? Это же не наркотики. Теперь можно.

Много раз за эти два года я пыталась заменить наркотики на алкоголь. Это были и веселые вечеринки, и просто несколько термосов глинтвейна с водкой, без которых я не выходила из дома как раз в тот период - вот в один из этих выползок я пела для ВИЧ+ ребят в помещении группы анонимных наркоманов, многие думают что в тот период я была уже трезвая. Видимо в употреблении я не выглядела так, как представляют себе торчков. Просто грустная.

Вообще все относились ко мне нормально. Юля меня поддерживала и всегда была рядом, одногруппники помогали с учебой, моя группа старалась понять меня. Конечно я вела себя безумно, я психовала, сама отталкивала от себя людей - во многом я хотела сама все потерять, чтобы нащупать дно и оттолкнуться от него, но у меня никак не получалось. Возвращение к наркотикам после перерыва, когда «ты сам» - это болезненно. Казалось, что я падала еще ниже. Мне отчасти нравилась эта эстетика дна, мне было больно в душе, но не страшно. Я употребляла внутривенно, я делала это одна. И вот так казалось все и должно закончится. В какой - то момент ты не хочешь никуда выбираться, не хочешь, чтобы тебе становилось лучше. Ты просто жалеешь, что не можешь умереть прямо сейчас.

Тем не менее употреблять больше недели я не могла. То есть когда я пишу о своем торче, многие представляют меня, как Андрея - который 10 лет ежедневно кололся и искал дозу с редкими перерывами на детоксы. У меня была другая система - я могла употреблять 2-3 дня, наркотики заканчивались или я их выбрасывала раньше. Потом я пыталась компенсировать себе выходы - начинала бегать через силу, еле передвигая ноги, по вечерам - заливаться алкоголем, превращая все это в атмосферу праздника - могу, умею, практикую. Друзья = эндорфины. Пару дней - и я была в норме, ничем не отличалась от других людей, которые бухают по выходным. Так можно жить годами, и многие, многие так живут до сих пор. Особенно в Питере, где Северное техно и вся инфраструктура. Но в Питер, кстати, я переезжала уже на другой волне.

В целом у меня было все: друзья по всей стране, прогресс во всех сферах жизни, много полезных связей, деньги на все необходимое, независимость от родителей - мой торч был отвратителен или прекрасен тем, что давал моему «я сама» большую веру и моему эго большую подпитку - а это значит, что мне претила сама идея обращения за помощью. Я понимаю Лил Пипа, понимаю всех этих фрешменов, которые умирают до 25ти. В своем первом ребцентре я рисовала картинку: я держу в руках столько дел, людей, все вокруг меня и завязано на мне - а подо мной бездна, а в ней - огонь. И мне уже жжет пятки.  Но я могу писать песни, могу выходить на сцену, черт возьми, я даже могу подготовиться к экзаменам и сдать сессию, написать охрененное эссе, статью в газету факультета. Я все успеваю - и жить, и умирать.

Это было самым сложным в том периоде, да и вообще в любом из последующих. Если в этой жизни ты держишься на уровне нормальных людей, держишь свою жизнь в шатком балансе, то что в той, другой жизни без наркотиков и алкоголя? Норма не измеряется твоими успехами, достижениями, положением общества. Норма - это то, что на твоих внутренних приборах. И строить курс надо по этим приборам, а не по внешним ориентирам. Быть в норме, как все другие люди еще не значит быть в твоей личной норме. Тогда я не знала никого, кто жил бы так, как я и испытывал бы подобное. Если бы мне тогда попалась книга Киддиса Scar Tissue - возможно, я бы лучше поняла, что происходит.

Очередная моя чистота началась решительно: я пообещала Юле - пол года никаких наркотиков, а она подарила мне абонемент в фитнес клуб, где я попала на первую в жизни йогу, а в последствии - вообще прописалась там, пробуя все все виды групповых и индивидуальных программ. Я решила ходить к Нике в реб.центр, изредка оставаясь там на ночь - просто подсмотреть, как лечат зависимых. Но я выполняла все задания. Ужасом для меня было то, что они говорили об алкоголе - что это такой же наркотик. Я не могла и не хотела с этим соглашаться - настолько он бы интегрирован в жизнь.. Это была норма. Все так отдыхали. Когда в компании я пробовала отказаться от алкоголя - я чувствовала себя несчастной, как единственный ребенок из всех, которому запретили мороженное;




(разговор с Никой, октябрь 2008)


  • Ну можно я буду пить но не буду торчать? - ну давай, хе-хе-хе… - Вот так примерно мне отвечала Ника. И я пробовала.

Тогда, после очередного разового срыва на наркотики (около месяца я продержалась с алкоголем и на обещании Юле). И вот тогда я пошла на группу. Она была, кажется, на улице Луначарского. Люди мне не понравились. Все было ужасно, меня стебали, кривили лицо - я была там вообще «не от мира сего», но я как-то покорилась. Кажется в тот момент я приняла бессилие: с алкоголем не получится, я устала, я хочу попробовать так, как вы говорите.

Первым моим шагом в настоящую трезвость без полумер было абсолютное понимание, что контролировать употребление я не могу, понять зачем я употребляю - я тоже не могу. Не было ясности, что будет дальше, как я там буду — но первый раз в жизни я была готова отказаться от всего: от алкоголя и любых видов наркотиков.

Это была осень 2008 года. Мой последний год обучения в университете, год, когда мы выпускали Снежную Барселону. За 2008-2009 год мне едва ли удавалось набрать 1-2-3 месяца трезвости без срывов, но во всяком случае уже большую часть времени я проводила абсолютно чистой - без алкоголя и даже легких наркотиков. Проживала день за днем. Это - первая часть рассказа. Остальное напишу в следующий раз.

Subscribe

  • для тех кто скучает по текстам

    поток never stops https://t.me/URWrong

  • Грибы желаний

    Когда желания сбываются, на их месте образуется пустота. «И что?» «И чтоооо?» - я так себя спрашивала. Когда меня вдруг…

  • mentira

    Твое сердце может быть разбито в моменте. И в этот момент ты хочешь слушать Грязь, как нескромно - можно в варианте с нашего концерта, но чертово…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments